ГлавнаяНовостиМероприятияИнтересные места
Регистрация | Забыли пароль?
Интервью с главным фейсконтрольщиком страны
Зачем Паша Фейсконтроль резал плюшевых медведей, и кем он станет после ухода из клубной индустрии?
Этап гран-при F1 в 2012 году может пройти в Москве!
Уже создан проект трассы, проходящий по центру Москвы. Это одна из самых скоростных трасс F1.
« 1     2 3     4 5     6 7     8 »
 
/ Новости / Интервью с главным фейсконтрольщиком страны

Кто такой Павел Пичугин? Многие ли знакомы с этим человеком?

Павла Пичугина знает лишь избранный круг людей, а Пашу Фэйсконтроль – каждый продвинутый тусовщик. СМИ создали образ Паши Фейсконтроля как сурового и заносчивого стражника ночной жизни. Но так ли это? И в чём основное отличие Павла Пичугина от Паши Фэйсконтроль? Мы решили не гадать, а пообщаться с Пашей и разобраться в этих вопросах.

История главного фейсконтрольщика страны начинается в двухтысячных годах, когда в шестнадцать лет он начал раздавать флаеры в клубе Титаник, затем работал face control в клубе Byblos и параллельно учился на врача-стоматолога. Еще в начале своей карьеры Паша познакомился с акулой клубной индустрии Алексеем Горобием, с которым у него сложились дружеские отношения. В настоящее время Паша работает в популярном клубе Алексея Горобия Imperia Lounge, в котором и состоялось наше интервью.

Павел Пичугин и Паша Фейсконтроль – это разные люди или все-таки один и тот же человек?

- Я думаю, что разные люди. Потому что, когда я родился, я был Павел Пичугин, а Пашей Фейскотроль я уже стал позже. И, наверное, Павел Пичугин больше ассоциируется с врачом-стоматологом, а Паша Фейсконтроль – это «тот, который нас не пустил».

 А бывают такие случаи, когда тебя сильно задевает реакция посетителей, которым ты отказал в доступе?  

- Бывает, конечно. Много случаев, когда необоснованно грубят, и это задевает. Я стараюсь сдерживаться. Но, честно скажу, что были моменты, когда я выходил из себя. Но все заканчивалось миром.

Были ли ситуации, когда тебя провоцировали, и ты «взрывался»?

- Нет, такого не было. Потому что я видел, что человек провоцирует, и не реагировал. Это моя работа, и цепляться за такие вещи нельзя. Чтобы ни говорили, нужно абстрагироваться и продолжать в том же ритме.

- Тебя часто спрашивали о том, как ты так быстро можешь разобраться в человеке и принять решение – пускать или не пускать, и ты отвечал, что все дело в хорошо развитой интуиции. А твоя природная интуитивность подкреплена каким-либо знанием в сфере психологии?

- Все-таки, я врач. Ну, вроде бы, врач-стоматолог. А на самом деле, у меня даже была кафедра гинекологии. (Улыбается). То есть врач-стоматолог должен уметь принять роды. Допустим, ты в самолете и тут стюардесса объявляет: «Есть ли на борту доктор?» В такой ситуации, какой бы ни был врач, он должен уметь оказать именно ту помощь, какая от него требуется в данный момент - будь то роды, повышенное давление или приступ эпилепсии. Кстати, был случай, когда я одному ребенку помог в самолете. Летел, был в нетрезвом состоянии, потому что я очень боюсь летать. В этот момент прозвучало объявление, и мой знакомый вдруг громко, так, чтобы стюардесса услышала, произнес: «Паш, ты же врач! Ну что ты?!» После этих слов мне не удалось отвертеться. Оказалось, что девочке стало трудно дышать и не хватало воздуха, а бедная бортпроводница носилась с кислородным баллоном и маской, чтобы дать все это девочке. Я первым делом проверил все жизненно важные показатели и понял, что предо мной сидит маленькая, капризная симулянтка. Тогда я предложил стюардессе дать девочке простой муляж маски без кислородного баллончика. Малышка успокоилась, как только получила маску в руки, и уже в уравновешенном состоянии продолжила полет. Понимаешь, ей нужно было внимание. А то, как я помог – это простой психологический прием. Так что в психологии я тоже подкован.

Достаточно поговорить с человеком 50 минут, чтобы понять, кого он из себя представляет. Но на работе такого времени у меня нет, и приходится ограничиваться 5-10 секундами и несколькими короткими вопросами. И в такой ситуации делать свой выбор я должен, основываясь не только на психологии. Здесь во многом я доверяю интуиции, которая меня, как правило, не подводит. Очень важно знание людей и публики в целом. Конечно, и у меня бывают ошибки. Мы все живые, и без этого никак.

А как ты понимаешь, прав был ты или нет, когда решил не впускать того или иного человека?

- Это видно по реакции человека – с каким лицом он уходит, по взгляду и по тому, как он обижается. По всем этим показателям сразу понято, что я ошибся, и этот человек должен быть внутри. Все-таки, есть промахи, людям свойственно ошибаться. Но я стараюсь их не допускать.

По образованию ты врач-стоматолог. Планируешь ли ты в дальнейшем связать свою жизнь с медициной?

- Я надеюсь, что клуб Imperia Lounge будет моим последним проектом в области фейсконтроля. Я согласился на эту работу, потому что обещал Алексею Горобию. А уже после хотелось бы от этого как-то отойти. Может быть, это будет какой-то бизнес: стоматология или что-то из клубной индустрии, а может и нет. Так как у меня много связей и друзей, возможно, получится создать что-то в других областях. Но я еще об этом не думал. Знаешь, я не любитель загадывать. В 2000 году, благодаря Мише Козлову, я встал на фейсконтроль в клубе Byblos. И это тогда получилось само собой. То есть я никогда не задавался целью быть Пашей Фейсконтроль. Я думаю, что и следующие мои решения будут такими же спонтанными. Потому что, когда ты очень много думаешь, строишь планы, загадываешь что-то, как правило, все срывается.

То есть ты руководствуешься сердцем, а уже после головой?

- Сердце плюс интуиция, плюс, конечно же, голова.

А кем ты хотел стать в детстве?

- Хотел стать врачом. Потому что у меня мама – врач, и дома всегда было много различных медицинских инструментов. Часто и много бывал у мамы на работе, не боялся белых халатов. А еще у меня был плюшевый мишка, которому я постоянно делал операции. Я его разрезал, а после зашивал нитками и бинтовал. Мне кажется, желание стать врачом мне привили с детства.

То есть медицинское образование – это то, чего тебе хотелось?

- Да, именно так. Но я не думал, что буду стоматологом. А сейчас, кажется, это может принести неплохие деньги.

А как твои родители относились к тому, чем ты начал заниматься в двухтысячных? Их отношение к твоему занятию изменилось, когда ты стал знаменитым Пашей Фейсконтроль?

- Плохо относились. Были против, да и сейчас тоже против. Потому что я пропадал ночами, уходил, «бродил». А тусоваться начал я рано – в 15 лет. Ходил на дискотеки, поздно возвращался домой, и, естественно, родители отрицательно на все это реагировали. Но когда начал раздавать флаеры в клубе Титаник и уже самостоятельно стал зарабатывать и приносить свои гонорары домой, родители немного смягчились. Но моя ночная деятельность все равно их тревожила, поэтому поучительные разговоры продолжались. Но вскоре они заняли достаточно лояльную позицию. Ведь ничего в клубе со мной плохого не происходило – я не наркоман, не алкоголик. Да, я курил сигареты, как-то этот факт скрывал, но родители все равно знали об этом. К тому же моя учеба от этого не страдала. Я ходил в институт даже по субботам, несмотря на пятничные тусы и трехчасовой сон. В том возрасте это было возможно, а сейчас это, конечно, сложно.

Как ты видишь свое деловое будущее? Есть ли в планах какие-то проекты в клубной индустрии – может, ты один или с кем-то в тандеме? Или же Imperia Lounge - это конечный пункт?

- Если ты имеешь в виду такой тандем как инвестор, известный человек и я, то да. Такие предложения поступают. Но я не могу согласиться на что-либо, пока не буду уверен в том, что дело на 100 процентов выигрышное. Ведь деньги инвестора – это огромная ответственность.

- Ты много путешествуешь, и география твоей работы также разнообразна. А в каком городе у тебя есть ощущение дома и хорошего отдыха?

- Ощущение дома только дома. А чувство отдыха, если мы говорим о клубах, то это тот клуб, где все свои. В 2007 году в Куршевеле было такое заведение как Ла Кав де Куршевель (Les Caves de Courchevel), где всегда было весело, и все были свои. А сейчас там все испортилось – огромный наплыв разного рода людей и большое количество русских, которых я не знаю. А раньше в Ла Кав были только знакомые лица и парочка незнакомых французов и англичан, гармонично вписывающихся в тематику, веселая атмосфера и позитивные люди. Вот в таких местах я чувствую, что я отдыхаю. А в клубах, где я никого не знаю, как-то сложно. Мне еще понравилось на Ибице в клубе Amnesia. Там в кругу друзей тоже было очень здорово.

Что касается клубов Москвы и западных клубов в целом, они сравнимы?

- Разница огромная. Я недавно был в США, в Нью-Йорке. Там в клубы не вкладывается много денег. Они, как правило, либо очень маленькие, либо огромные, рассчитанные на массы. В этих заведениях всего три охранника, потому что в случае драки или еще какого-либо происшествия каждый знает, что его арестует полиция и все будет по букве закона. А у нас невозможно представить себе клуб с тремя охранниками. В маленьких клубах США атмосфера private, там очень мало света и туда часто приезжают селебритиз. Что касается европейских клубов, то они больше похожи на наши. Но разница есть: там люди раскрепощенные и умеют отдыхать по-настоящему, а у нас со своим менталитетом «закрученных гаек» не умеют этого. Не знаю, в чем дело, то ли это кризис так повлиял, то ли просто все невеселые стали… Взять ту же Ибицу. Люди едут на этот остров специально, чтобы отдохнуть, расслабиться и потусоваться. И бородатый стереотип о наркотиках тут не причем. Там и без них здорово. В клубах нет драк, склок и нет никакого фейсконтроля, вход платный. А если хочется более private атмосферы, то можно заказать себе столик в отдельной ложе. У нас все не так. Раньше было весело, а сейчас все ходят в клуб как на работу. Девочки понятно зачем, ну и мальчики тоже понятно зачем. Клуб, знаешь, такая штука, куда ходят одинокие люди. То есть девушки в поисках одинокого мальчика, хорошо бы, чтобы мальчик был еще и с баблом. Также и мальчики в поисках красивых девушек.

- Паша Фейсконтроль – это хорошо раскрученное имя в клубной и светской индустрии. Ты собираешься использовать его как бренд в дальнейшем?

- Нет, конечно. Я считаю, что фейсконтрольщик - это вообще не профессия. Это самая ужасная работа в клубе, сложней этой деятельности, наверно, только труд уборщицы.

То есть ты своего рода «чистильщик»?

- Ну, да… Убираю на входе. Что касается бренда, не знаю, может, какой-нибудь сок сделаю. (Смеется). Шучу! Если серьезно, то хочу написать книгу. О том, как я видел ночную жизнь изнутри. Что-то вроде - «Мир клубной жизни глазами Паши Фейсконтроль». Это сейчас такой экспромт, но я еще подумаю над названием. А что касается других сфер, не знаю. Но друзья шутят: «Ты откроешь стоматологию и назовешь ее «Зуб-Контроль».

Тебе психологически несложно восстанавливаться после рабочего дня или ночи? Как ты себя чувствовал первое время?

- Ты знаешь, вначале было тяжело, а сейчас все равно. Сегодня многие думают, что я специально хочу кого-нибудь обидеть тем, что не пропускаю в клуб. Я бы посмотрел хоть на одного из тех, кто так рассуждает, на моем месте. Пусть кто-нибудь из них попробует поработать за меня хотя бы час, когда тебя ждут 50 человек на входе, а всего за ночь их будет около 3000, из которых можно пропустить только 1000. При этом можно проморгать некоторых лиц, и тогда начальство будет недовольно. Потом нужно умело рассадить всех за столы, так как из 7 пришедших только 5 смогут сесть за столик. А вечно промоутеры подходят со словами: «У меня еще 5 моделей у входа». И всю эту информацию необходимо собрать в голове, обработать и потом разрулить. Это очень трудно психологически. И при этом многие думают: «Он встал там как Бог, меня не пустил, и ему от этого хорошо». А я и думать забыл о том, кого не пустил, мне лишь бы разобраться с тем авралом, который творится каждый вечер в клубах.

Во всех СМИ именно так и трактуется твой образ страшного, сурового и непоколебимо стражника. Как прокомментируешь?

- Ну что такое СМИ? Что им в первую очередь нужно? Естественно, «жареная» новость. Вот от этого и пляшут. К примеру, Паша не пустил Киркорова, и давай это вдоль и поперек обсуждать.

Кстати, расскажи, кого из известных представителей бомонда ты не впустил в тот или ной клуб?

- Я так и знал, что без этого вопроса не обойдется. Не пустил Киркорова, потому что не узнал. Однажды не пустил Наталью Водянову с подругой, только из-за подруги. Точнее ее я пустил, а подруге сказал нет. А Водянова подумала, что я ее не узнал. В ту ночь, кстати, их обеих не пустили в ресторан Прадо. А я хоть Водянову пустил.

Поговорим о нажитых рефлексах, а именно - рефлексе фейсконтрольщика. Ты не ловишь себя на мысли, что ты оцениваешь и присматриваешься к людям в нерабочее время?

- Да, есть такое. А в последнее время, когда я выхожу ко входу, у меня рефлекс этот напрочь выключается, и я думаю: «Черт, кого пускать?» Но такое бывает на минуту, не больше. Это как

настрой, который сбился на миг. Тем не менее, я не делаю никаких упражнений и не медитирую перед работой. Просто выхожу и все. А что касается мест, где я бываю вне работы, то само заведение я оцениваю по людям, которые там находятся. Наблюдешь и думаешь про себя: «Как таких страшных, еще и в грязных кедах и в непонятых вещах сюда пустили? Надо отсюда срочно валить».

А кого ты строже оцениваешь – женщин или мужчин?

- Мужчин. Потому что я считаю, что девушек надо много пускать, и я могу быть не совсем объективен в этом вопросе. Потому как, если девушка лично мне не нравится, то это не значит, что я ее не должен пускать. Обязательно найдется сто человек в клубе, которым она понравится. Поэтому по отношению к девушкам я включаю небольшой «лайт». Хотя как показывает опыт, это не совсем верно. Леша Горобий меня очень сильно ругает за то, что я пускаю тех девушек, которых не надо пускать.

А которых не надо пускать?

- Ммм… Там такие обидные высказывания, поэтому я лучше не буду говорить.

Есть какой-нибудь рецепт или формула a + b = проходит?

- Рецепт? Есть. Но смотря для кого – для девушки или для парня? Для парня нужно всегда модно выглядеть. Не обязательно, чтобы это было дорого, но обязательно, чтобы это было со вкусом. То есть, грубо говоря, если, ты надеваешь спортивный костюм, не нужно надевать лакированные ботинки. Плюс опрятность и чистота. Будет неплохо, если парень будет чуть-чуть пьяненький, веселый и улыбчивый. От него должна исходить положительная энергия, и еще с ним должна быть какая-нибудь красивая девушка.

А если некрасивая девушка с красивым парнем?

-В таком случае я не пущу. И еще большой плюс, если у этого парня заказан стол. Это, пожалуй, идеальный рецепт прохождения фейсконтроля.

А если стол заказан, но клиент «не очень» со вкусом одет. Что в таком случае?

- Если он чуть-чуть «не очень» со вкусом одет, то можно как бы закрыть глаза, но эту грань тоже нужно поймать. А если он действительно нехорошо одет, то ему вернут деньги за стол.

А девушки?

- Сто процентов могут пройти девушки модельной внешности. Прежде всего, чистота и опрятность. Плюс должна быть какая-то изюминка. И, соответственно, красота, чтобы в ней что-то такое было, из-за чего ее нужно было впустить.

А ты не планируешь открыть свое кастинг-агентство для отбора моделей или может школу фейсконтроля?

- В модельных агентствах не обязательно, чтобы все были красивыми.

Но ведь должны быть интересные лица и должна быть та самая изюминка?

- Я так скажу, ведь многие модельеры отбирают девушек для того, чтобы люди смотрели не на красоту самой модели, а на одежду, которую она демонстрирует. Модельное агентство – это определенные рамки: рост, вес и объемы. Это довольно-таки тупой бизнес, связанный с коммерцией и с дальнейшими вытекающими обстоятельствами… Сама понимаешь, о чем я. Поэтому такими вещами я точно не хочу заниматься. А про школу фейсконтроля мне Леша Горобий делал предложение. Но я не понимаю, как людям объяснить, кого надо пускать, а кого нет. Потому что, с кем бы я ни работал, не в обиду будет сказано, я не понимал иной раз, по каким причинам они пускали тех, кого бы я никогда не пустил, и отказывали тем, кого я точно бы впустил. Мне кажется, в моей работе важно понять, какой человек, а не смотреть только на его внешние данные, хотя это немаловажный фактор. С кем я ни стоял, кого бы ни пытался научить, этого не получалось. У всех свои вкусы, свои «тараканы» и мышление.

У тебя есть любимое место в Москве, куда ты можешь прийти и просто расслабиться?

- Было такое место. Это был клуб «Ванильный ниндзя» (Vanila Ninja). Я считаю, что это было лучшее место. Сева Щербаков в этом вопросе очень грамотно все сделал. Там было очень круто. Он был маленький, все были свои, замечательная музыка, творческие люди – это все вместе и давало отличный результат. А сейчас такого места в Москве, пожалуй, нет.

Многие фейсконтрольщики пытаются копировать тебя, твою манеру, твои фразы. Как ты к этому относишься?

- Ты знаешь, мне многие говорят об этом. И я сам вижу, что такое бывает, ну и что?.. Пусть копируют. Некоторые подшучивают: «Да про тебя даже песню сочинили», - а на самом деле, это песня-прикол. Dj Smash, мой очень хороший и давний друг, мне предложил записать песню, но я отказался. Кстати, я Dj Smash еще не пускал в Шамбалу, когда он только приехал из Перми, такой лошара был тогда. Смотрю, стоит пермский парень, а это Шамбала, все пьют Кристалл розе (Louis Roederer crystal Rose), а он тогда и не знал, что это такое. Разок пустил, а потом пошло-поехало. И после он начал расти как музыкант, а сейчас он звезда, к нему просто так и не подъедешь. Однажды мы с ним как-то сели на студии у него, напились как следует, и Dj Smash поставил новый ритм, чтобы я его заценил. Тут я предложил какие-нибудь слова на этот ритм наложить. Что именно я буду говорить, мы не долго сочиняли - что приходило в голову, то и записывали. Ну, полный бред – «секс не предлагать, звоните Горобию» и т.д. На этот бред еще и Дискотека Авария вместе записали песню, и уже после мы сняли клип. А как мы снимали видео – это вообще песня! Съемки начались в 17.00, закончились в 6.00. Это был ресторан Яръ. Идея клипа была такой – просто все тусовались, отдыхали, выпивали и веселились, и весь этот процесс снимали на камеры. Все экспромтом получилось.

В СМИ пишут о тебе, как о человеке, у которого «звездная болезнь». Как ты можешь прокомментировать это?

- Ты ведь сама видишь, что это не так. Так и напиши, что ты сама видишь, что у Паши не развита «звездная болезнь». Я могу ездить на метро. За последние 5 лет я один раз спустился, но не из-за того, что я это не люблю, а потому что мне нужно было доехать. Спокойно проехался с людьми, ощутил колорит и аромат, вес сумок бабушек. Нет у меня «звездной болезни». Когда говорят, что тормознувшему тебя гаишнику нужно сказать, кто ты и как тебя называют, мне смешно становится. Да, он не знает, кто такой Паша Фейсконтроль, и ему все равно. Или когда меня друзья представляют как Пашу Фейсконтроль, я прошу, чтобы знакомили просто как Пашу. Я зачастую представляюсь как Бесславий Харьковский. Потому что, когда ты говоришь, Паша Фейсконтроль, люди начинают предвзято к тебе относиться. Поэтому я стараюсь не заниматься саморекламой. Все идет экспромтом: песни, клипы, сам по себе Паша Фейсконтроль.

Человек-экспромт?

- Да. (Улыбается).

Расскажи свой любимый анекдот.

- Два армянина накопили бабок на Майями. Прилетели, поселились в отель. Ложатся спать, а в номере мышь дохлая. Один другому говорит:
-Эээ ара у нас мишь тут… Ти английски знаишь? На ресепшн скажи а? А то спать не могу да! Армянин подумал как сказать и звонит:
-Хэлло ресепшн?
-Ес.
-Ду ю ноу том и джери?
-Ес.
-Джери из хиа!

Лакирбая Русико

  
© ГдеЧего.руВакансии | О проекте | Обратная связь
Заказ фотосъемки

8-920-035-33-34